РЕЖИССЕР – ВУДИ АЛЛЕН, 1978 ГОД

Художественный фильм «Интерьеры» режиссера Вуди Аллен — история одной семьи со всеми проблемами, неудачами и радостями. Это один из самых драматичных фильмов, снятых, в читаемом авторском стиле: обилие диалогов, в которых разговоры на повседневные темы переплетаются с размышлениями о смысле бытия и месте человека в мире; натура любимого города и характерные персонажи, типичные жители Нью-Йорка; переплетение историй в сюжете. Как говорил в одном интервью сам Аллен, большинство его героев – состоятельные, образованные люди, и еще невротики, потому что именно о таких людях он знает больше всего. Не стоит забывать, что это первая драма режиссера, который только-только начал набирать опыт в данной сфере и находился в поиске своего зрителя. Будущий мастер интеллектуальной комедии, чувствует необходимость создания иной картины и подходит к ее созданию со всей серьезностью.

Это дань уважения любимому режиссеру, Игнмару Бергману. В аналогичные 70-е годы Бергман очень часто снимает семейные драмы, где один слой проблемы накладывается на другой, и каждый постепенно раскрывается. Вуди Аллен всегда восхищался творчеством не только шведского режиссера, но и русских классиков литературы – Чеховым и Достоевским, что невозможно не заметить. Фильм – попытка режиссера снять чистую драму. Подобные работы гораздо чаще встречаются в более поздней его фильмографии, например, картина «Ханна и ее сестры». Есть и фильм — продолжение, в нём идеи «Интерьеров» разрослись и раскрылись – картина «Жасмин».

Фильм называется «Интерьеры», и именно это является главным увлечением матери семейства. Они идеальны, в них нет изъяна, нет лишних деталей или чрезмерных красок, исключительно выверенное пространство в серо-бежевой гамме. На достижение такого результата тратиться много сил и времени. Все предметы в доме стоят точно на своих местах, и ничто не должно быть

сдвинуто или переставлено. Схоже строятся и отношения в семье Евы – никаких истерик, острых обсуждений, все углы сглажены, и никто не смеет выбиваться из этой отлаженной системы. Для каждого в семье установлены правила и высокая планка ожиданий. Все персонажи будто специально подобраны и соответствуют интерьеру, выбранному матерью. Сцена, где все герои в серых костюмах и серых платьях сидят в серой комнате, доводит ситуацию до абсурда. Вскоре всё меняется…

В картине есть всё: поиски смысла, поиски дела, поиски счастья. Она полна символов, взять хотя бы разбивающуюся вазу. Фильм полон подтекстов, зрителю показывают не всё, но он догадывается, почему герой сделал свой выбор именно так. Фильм оставляет терпкое послевкусие, ещё какое-то время персонажи остаются в памяти и проживают свои истории вне экрана.

Драма такого рода заставляет задуматься о многих вопросах, но, в первую очередь, конечно же, о семейных ценностях и взаимоотношениях с самыми близкими людьми. Возникают также вопросы о творчестве и его смысле: достаточно ли большого таланта для счастья; что может спасти обреченного; для чего и для кого мы творим; творим ради цели или вопреки всему.

После просмотра на душе остается тяжелый отпечаток, первое время хочется не произносить ни слова и раствориться в этой тишине, а затем подойти и обнять всех вокруг. Потому что независимо оттого, узнаешь ты в этих героях себя или нет, внутри становится очень неприятно и холодно, и все что требуется в ответ – это тепло и уют. Финал картины, все-таки наводит на едва заметные, на фоне глобальных размышлений, тонкие оптимистические мысли, что всё в жизни этих людей может наладиться, позитивного мышления одного из них хватит, чтобы осветить светом всю семью. И в этом гений автора картины. Ведь конец одной истории – это всегда начало новой.